Сомонаи ноҳияи Исмоили Сомонии шаҳри Душанбе
МАҚОМОТИ ИҶРОИЯИ МАҲАЛИИ ҲОКИМИЯТИ ДАВЛАТИИ НОҲИЯИ ИСМОИЛИ СОМОНИИ ШАҲРИ ДУШАНБЕ
(+992 37) 221-06-34

Блог

Китайский «жупел» в Центральной Азии или китайцев бояться – себе убыток

Не нужно бояться КНР,

нужно разработать национальную

стратегию развития с помощью Китая.

А. Мамадазимов

Недавно на одном из сайтов вышел гневный протест одного из жителей ГБАО, который пугает побочными явлениями от китайских инвестиций, засильем китайских и совместных предприятий в РТ, а также великой китайской экспансией. Подобные настроения сегодня свойственны отдельным экспертам не только в Таджикистане, но и в других странах ЦА, а также в России. Нездоровая тенденция регулярного появления в СМИ статей под устрашающими заголовками о «колонизация по-китайски» или «желудке дракона» пугает обывателей финансовой зависимостью и концепцией Экономического пояса Шёлкового пути, в которую КНР готова вложить $40 млрд. для строительства объектов транспортной инфраструктуры в сопредельных странах. Сегодня на слуху «страшилки» об экономическом натиске соседнего

Китая, потому, что наряду с другими международными контрактами, именно с КНР у Таджикистана наиболее продуктивные экономические взаимоотношения. Активное взаимодействие дружественных стран не даёт покоя отдельным деструктивным силам и псевдопатриотам, пытающимся представить тесное многогранное двустороннее сотрудничество, как «великую китаизацию». Ревностные наблюдатели за таджикско-китайскими отношениями не перестают следить за взаимовыгодным сотрудничеством дружественных государств, периодически обвиняя то одну, то другую сторону в блефе и корысти. Что только не ставят в вину китайским соседям: что они за просто так «оттяпали» у Таджикистана часть территории; что, якобы оставили без дела местных рабочих и крестьян; что съели всю живность и растительность вокруг мест своей дислокации в РТ; что переженились на всех местных красавицах и что китайские компании фактически монополизировали в Таджикистане добычу золота, серебра, других драгоценных металлов и полезных ископаемых».

Действительно, несмотря на внешние и внутренние экономические проблемы, таджикско-китайские отношения сумели сохранить тенденцию активного развития. По товарообороту с РТ Китай ($342 млн.) следует за Россией ($628 млн.) и Казахстаном ($405 млн.) В любом случае, имея богатые природные, трудовые и гидроэнергетические ресурсы, Таджикистан не всегда обладает достаточным финансовым и техническим потенциалом для освоения затратных отраслей экономики. Инвестиционная практика признана во всём мире, и не стоит опасаться и спекулировать на том, что РТ привлекает для развития сфер производства и промышленности наиболее выгодных, ответственных партнёров. Тем более что, например, вопрос иностранных инвестиций особенно актуален на фоне строящейся Рогунской ГЭС. Так, одним из реальных компаньонов, инвесторов и держателей контрольного пакета акций Рогунской ГЭС в международном консорциуме, наряду с Таджикистаном и Россией, может выступить также Китай, на деле испытавший – насколько привлекателен Таджикистан для инвесторов. Это будет надёжным вложением, тем более, что у КНР есть шанс выгодно решить проблему обеспечения СУАР электроэнергией в будущем.

Правительство РТ старается грамотно оценивать ситуацию, учитывать собственную национальную стратегию развития через призму Экономического пояса Шёлкового пути, искать возможности долгосрочного экономического сотрудничества, и при этом не попасть в политическую зависимость от китайского партнёра. Тем более что «в большинстве случаев Пекин пока не стремится к жёсткой экспансии и подчинению себе сопредельных государств». По мнению экспертов, в настоящий момент китайские инвестиционные инициативы обычно решают чисто экономические задачи, связанные с доступом растущей экономики КНР к необходимым ресурсам. Сегодня речь идёт об исключительно взаимовыгодной финансовой активности на территории Таджикистана.

Уже действующие и планируемые инвестиционные, промышленные, строительные и транспортные проекты способны изменить структуру национальной экономики РТ к лучшему. Таджикистан представляет для Китая больший интерес также в качестве транзитной зоны при сообщении с Туркменистаном и Ираном, транспортировки газа из Центральной Азии китайским потребителям. Кроме того, существует проект окружной железной дороги Китай-Иран по маршруту Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан. Активизация транспортного сообщения КНР с партнёрами в Центральной Азии и на Среднем Востоке через территорию Таджикистана принесёт республике не только транзитные перспективы, но и позволит активизировать двусторонний торговый оборот.

Стоит учитывать, что мигранты из КНР не заменяют или вытесняют, а лишь дополняют, технологизируют и занимают свободную нишу на рынке труда и производства. У дехкан из Таджикистана есть практическая возможность перенять богатый аграрный опыт китайцев. Сегодня их привычной или экзотической сельхозпродукцией наполнены местные рынки. Эти урожаи, собираемые по несколько раз в год, китайцы выращивают на арендованных в Таджикистане землях. На тех, от которых отказались местные фермеры, ввиду их неплодородности и засушливости. Эти эрозийные или целинные участки, считавшиеся непригодными для использования, долгое время находившиеся в запустении, китайские крестьяне привели в порядок, оросили и возделывают на своё усмотрение под контролем представителей министерства сельского хозяйства Таджикистана и Национальной ассоциации дехканских хозяйств.

По мнению аналитиков, миграционная экспансия Китая в РТ не слишком вероятна. Таджикистан – далеко не первый в списке предпочтительных мест для жизни 45-миллионной китайской и уйгурской диаспоры. Хотя, китайцы много инвестируют, торгуют, арендуют и строят в Таджикистане (как и по всему миру), выстраиваются в производственные цепочки

Таджикистан владеет более 400 богатейшими месторождениями полезных ископаемых: золота, железа, серебра, меди, свинца, цинка, висмута, стронция, сурьмы, вольфрама, урана, поваренной соли и др. Здесь находится 22% запасов каменного угля Центральной Азии (4,5 млрд. т). Разведанные запасы природного газа составляют 857 млрд. куб.м, запасы нефти превышают 117 млн. тонн. На протяжении постсоветской эпохи Таджикистан не принимал активного участия в «золотой лихорадке», охватившей добывающие отрасли центрально-азиатского региона. В условиях мирового экономического кризиса, роста спроса на полезные ископаемые и истощения разведанных природных запасов возникла потребность в разработке новых месторождений, в том числе с долевым взаимовыгодным участием китайских специалистов.

Начиная с 2005 года, Китай входит в лидирующую тройку внешнеэкономических партнеров Таджикистана. Это особенно актуально сегодня, когда другие деловые партнёры РТ скованны глобальным мировым кризисом или экономическими санкциями. С учётом планов руководства Китая о вливаниях в экономику Таджикистана более $6 млрд. в виде прямых инвестиций, эксперты полагают, что ВВП РТ к 2020 году удвоится.

Экономические взаимовыгоды от сотрудничества Таджикистана с Китаем преобладают над опасениями «глобальной китаизации», являются поводом для дальнейшего взаимодействия с одним из ближайших соседей, доказавшим свою надёжность и платёжеспособность. По мнению политологов, через инновации Китай способствует возрождению и усилению экономического сотрудничества стран региона. В свою очередь, сегодня, когда в мире свирепствует экономический и финансовый кризис, обесценивая наличность, надёжное инвестирование капитала в добычу и разработку богатых природных ископаемых Таджикистана – залог благосостояния и будущего его граждан. Вложение в перспективные месторождения является хорошим шансом уберечься от банкротства.

Не следует пугаться и препятствовать вхождению Китая в регион Центральной Азии через экономические проекты. Необходимо использовать ситуацию и собственную национальную стратегию развития через призму Экономического пояса Великого Шёлкового пути. Тем более что китайское присутствие в Таджикистане не препятствует, а дополняет взаимоотношения Душанбе с другими государствами.

Алексей Герасимов, ИА «Параллель»
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/111153/33150/-